ИноСМИ: Дикая поездочка - сумасбродное приключение на такси по Санкт-Петербургу » Диванные войска

ИноСМИ: Дикая поездочка - сумасбродное приключение на такси по Санкт-Петербургу

RBTH (Россия) | Пол Моллой (Paul Molloy), Ирландия | 4 ноября, 2016

ИноСМИ: Дикая поездочка - сумасбродное приключение на такси по Санкт-Петербургу

Иллюстрация Алены Репкиной

Сколько себя помню, я всегда хотел побывать в России. Я и моя жена Шэрон много путешествуем. В большинстве случаев места, куда хочет поехать каждый из нас, совпадают, но некоторые страны на самом верху моего списка предсмертных желаний не обязательно находятся на самом верху ее списка – и наоборот. Хотя, в конце концов, она согласилась, что пора съездить в Россию. С того момента, как она это сказала, я вел себя как ребенок в мечтательных ожиданиях Рождества.

Когда наш автобус из Таллина въехал в Санкт-Петербург в среду 10 августа, мне было трудно сдержать волнение. Я действительно не мог поверить, что наконец-то прибыл, куда хотел. Я рос в Ирландии в годы холодной войны, и все, что мы слышали о России в новостях, было представлено, как правило, с Американской точки зрения. Каждый год мы смотрели военный парад на Красной площади и не более того.

Когда я ходил в школу, мы говорили о России так, как сегодня люди говорят о Северной Корее. Это было странное, засекреченное место, скрытое за “железным занавесом”. Я всегда был очарован этим местом, но никогда не думал, что когда-нибудь здесь побываю.

Где мое такси?

И вот на дворе 2016 год и я здесь. 25 лет с момента распада Советского Союза и я выхожу из автобуса в центре Санкт-Петербурга. Не могу поверить. Я и правда в Ленинграде!

Нас высадили возле Витебского железнодорожного вокзала. Мы знали, что наши апартаменты на Английском проспекте были далековато от станции метро, поэтому мы решили, что первым делом нужно найти Wi-Fi и заказать машину через приложение Uber. Мы пошли на вокзал поискать сигнал Wi-Fi.

Шарон нашла связь, но я по какой-то причине подключиться не смог, а только у меня был аккаунт Uber на телефоне. Я бродил туда-сюда и попробовал несколько разных мест, но это не помогало. Хозяин квартиры, где мы собирались остаться, ждал нас там, поэтому мы решили просто выйти на улицу и поймать такси. Наладить мой телефон можно было и позже.

Не совсем понятно, где именно обитают такси у Витебского вокзала, во всяком случае, на первый взгляд. Нам не было видно стоянки такси с места, где мы стояли, хотя какие-то машины такси были припаркованы то здесь, то там.

Пока я пытался вспомнить, про какие компании такси в интернете писали, что их нужно сторониться и с какими было все в порядке, какой-то мужчина средних лет подошел к нам и произнес “такси?” По ходу нашего путешествия нам надавали кучу советов, одним из которых было никогда не доверять так называемым “таксистам”, которые стоят у железнодорожного и автобусного вокзалов и обращаются к людям, которые выглядят заблудившимися. И это при том, что они вовсе и не таксисты на самом деле.

Обычно мы просто твердо отвечаем “нет” и они идут дальше. Однако на этот раз, мой обычный поезд с мыслями промчался мимо нужной остановки, так как я был взволнован тем, что находился там, где хотел. Если честно, все, о чем я думал, было “Ух ты. Я в России и говорю с Русским. Разве не круто?”

Также я выучил около 20 предложений, и это был мой первый шанс поговорить на русском. Я так и сделал. Я сказал, куда нам нужно, и спросил, во сколько это обойдется.

Мы сошлись на сумме в 700 рублей (около 10 евро), и я спросил Шэрон, что она думает на этот счет.

Она не особо горела желанием, но я убедил ее, что все будет нормально. На тот момент мы понятия не имели, сколько в среднем стоит поездка на такси в России.

В Ирландии десять евро на такси не так уж и дорого, особенно за расстояние, которое мы хотели проехать. Кроме того, у нас за плечами уже было шесть часов езды на автобусе, и мне не терпелось попасть в квартиру, чтобы сбросить наш багаж и начать знакомство с Санкт-Петербургом. Так что я кивнул ему и он жестом пригласил следовать за ним.

Пока мы шли за ним, я заметил впереди какую-то развалюху, которую, казалось, бросили много лет назад, но забыли отбуксировать. Это была старая “Лада” – очень старая “Лада” в жутком состоянии – и я сказал Шэрон, посмеиваясь, “Прикинь, если это его машина”. Она не стала смеяться вместе со мной, выглядела она озабоченной. Я действительно просто пошутил и никак не ожидал, что он подойдет к этой машине, но он сделал именно это. Машина оказалась его.

Вблизи она выглядела еще хуже. Все было в ржавчине. Вообще все. Где-то отсутствовали целые куски, очевидно, проржавели и отвалились. Не верилось, что это вообще могло ездить. Выглядела машина так, как будто ее не водили с 1972-го.

Так, не настолько мне хочется ехать с этим парнем. Пока я пытался решить, должны ли мы вежливо отказаться, просто твердо сказать ему “нет” или, может, просто свалить, он взял наши сумки, сунул их в багажник и захлопнул его. Мы всегда путешествовали налегке – стандартная сумка ручной клади на каждого – и они обе поместились там идеально. Все. Пути назад не было.

Мы забрались в машину – все-таки наш багаж был у него - и я заметил, что передняя пассажирская дверь плотно держалась за счет веревки, которой была привязана к рычагу переключения передач. Наш водитель повернул ключ и запустил двигатель. Тот зазвучал с такой болью, будто хотел, чтоб его быстрее отключили. Ну что ж, тронулись.

Держитесь крепче!

Когда мы отъехали и выбрались на оживленную дорогу, пассажирская дверь распахнулась. Он словно не замечал этого, покуда женщина на улице что-то не крикнула ему, и тогда он схватил веревку, потянул ее и закрыл дверь. Я посмотрел на Шэрон, как бы говоря: “Разве не смешно!” Она же смотрела на меня, словно говоря: “Я тебя убью!”

Он сразу же начал вихлять из полосы в полосу, подрезая другие автомобили. О, Боже! Нам постоянно сигналили и орали, пока наш водитель вилял по полосам, выкрикивая ответные ругательства другим водителям. Ну, я предполагаю, что это были ругательства. Сильно сомневаюсь, что он кричал им “Извините” или “Прошу прощения”.

Тормоза явно еле работали, потому что когда он хотел замедлиться или остановиться, он просто дергал ручник вверх обеими руками изо всех сил. Я подумал, нет ли дыры в полу, через которую он тормозит ногой, но глянуть убедиться мне совсем не хотелось.

Руль был почти бесполезен. Если нужно было немного повернуть, то тянуть ему приходилось очень сильно. Чтобы огибать повороты, требовалось прямо-таки чертовски напрягаться. Машина была настолько хлипкой и шумной, что было ощущение, будто мы находились снаружи на открытом воздухе, скользя по дороге.

Я пытался заговорить с Шэрон, чтобы отвлечь ее мысли от всего этого, но в тот момент она просто смотрела прямо перед собой, не отвечая мне и цепляясь за свою драгоценную жизнь.

Человек, у которого в руках была наша жизнь, обернулся ко мне, чтобы спросить адрес, при этом нисколечки не замедляясь. “Хорош отворачиваться от дороги, сумасшедший ублюдок!” - вот, что я бы сказал, если б знал, как выразить это по-русски. А, может, и нет.

В итоге, спустя примерно минут 20 смертельных обгонов, подрезаний других машин, криков на других водителей, а, возможно, и на нас тоже (я действительно не могу сказать, на кого он орал половину всего времени), мы сделали еще поворот и я распознал знак с названием улицы.

Это был знак, который я надеялся увидеть с той минуты, как мы только тронулись с места. “Вот он!” сказал я Шэрон. “Мы на месте!” Она посмотрела на меня, как бы говоря: “Да ладно! Все закончилось?”

Я хотел было зааплодировать, как когда самолет авиакомпании “Ryanair” прилетает вовремя, но не знал, как он на это отреагирует. Мы нашли наш дом, и машина остановилась. Фух!

Мы получили наши чемоданы и я заплатил водителю. Ни разу за все время, как мы его встретили, он не произнес ни единого слова на английском или, по крайней мере, не показал бы, что мог. Он постоянно говорил только на русском. Но затем он завел двигатель, махнул нам рукой и крикнул “Welcome to Russia” (Добро пожаловать в Россию!) перед тем как уехать.

Мы провели пять фантастических дней в прекрасном Санкт-Петербурге перед поездкой в Москву. Мы действительно полюбили его. Мы перемещались по городу с помощью метро, на трамваях и автобусах. Мы также использовали приложение Uber несколько раз и узнали, что если бы нам удалось воспользоваться им в день нашего приезда, то поездка с железнодорожного вокзала до квартиры обошлась бы в 3 евро.

Но, черт возьми, не мог же я по возвращении в Ирландию встретиться с друзьями в пабе и рассказывать им историю о том дне, когда мы забронировали автомобиль, что это была очень хорошая машина, и что там с нами совершенно ничего не случилось. По крайней мере, наш первый день в России останется незабываемым.

--------------------------------
Пол Моллой живет в Талламоре в Ирландии. Он приезжал в Россию в августе 2016-го с женой Шэрон во время отпуска.

---------------------------------
Источник статьи не совсем иностранные СМИ. Проект является международным, и запустила его Российская Газета, но материал забавный. И поскольку веселого в новостях сегодня маловато, да собственно иностранец и писал, поэтому вполне можно считать источник зарубежным. (прим. переводчика)

Источник: Russia Beyond The Headlines

Перевел с английского: dead-ared
+5

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    • dndrdxdzfxgdge
      gggpgqgthdhehl
      huhwmkmosninutab
      acaeafaiakaman
      apaqararmatavtaz
      bcbdbebgbhbibj
      bmbobtbubxcdcg
      chdbdcdfdgdjdl