Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности» » Диванные войска

Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности»

Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности»

Как почти никому не известный преподаватель вуза и философ-маргинал завоевал кремлевские умы и способствовал формированию нового русского национализма

Сэру Хэлфорду Маккиндеру (Halford Mackinder), ученому эдвардианской эпохи — в очках и слегка отрешенному — было бы крайне неприятно стать свидетелем того, каким образом работа всей его жизни используется в посткоммунистической России.

Маккиндер, больше всего известный благодаря своей лекции под названием «Географическая ось истории» (The Geographical Pivot of History), с которой он выступил 1904 году в Королевском географическом обществе, утверждал, что главным стратегическим соперником Великобритании является не Германия, а Россия. Он проиллюстрировал это красочной теорией, которая получила название «геополитика». Время, в которое он делал свое предсказание (перед двумя мировыми войнами против Германии), впоследствии не предлагало особых доводов в пользу его теории. Однако справедливость утверждений Маккиндера наконец-то была доказана за год до его смерти — к началу холодной войны, ставшей воплощением его учения. Он увидел, что мир «выстроился» так, как он и предсказывал в 1904 году: Англия и Америка, чьи флоты владычествовали в мировых океанах, приготовились выступить против СССР — доминирующей военной державы, бескрайние степи и суровые зимы которой стали погибелью для Наполеона и Гитлера — практически неприступной и лежащей в основе евразийской крепости Хартленд.

Несмотря на продолжавшиеся не одно столетие технический прогресс и просвещение человечества, Маккиндер считал, что география по-прежнему является основной составляющей мирового порядка — как это было во время Пелопоннесской войны, в которой Афинская морская держава столкнулась с величайшей в Греции сухопутной армией Спарты. С тех пор геополитики утверждают, что в большинстве вооруженных конфликтов всегда участвовали сверхсильный флот против сверхсильной сухопутной армии. Иначе говоря, морская мощь и сухопутная мощь обречены на столкновение. Место не планете, где располагается сухопутная сверхсила (центральная часть Евразии, территория Российской Империи), всегда будет находиться в глобальном противостоянии с морской сверхсилой, звание которой должно было вскоре перейти от Великобритании к США.

В 1919 году Маккиндер еще придерживался убеждения, что главным противником Британии является Россия — он выступал за создание «сплошной буферной зоны между Россией и Германией». В качестве обоснования Маккиндер приводил доводы, ставшие самыми известными из написанных им фраз: «Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом; Кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом; Кто контролирует Мировой остров, тот командует миром».

Прошло около 50 лет, прежде чем на эти слова обратили внимание в самом Хартленде. Но когда это произошло, Маккиндер внезапно стал знаменитым и получил статус пророка — но совсем не по тем причинам. Его зловещие предупреждения о скрытых способностях России к завоеваниям и господству должны были помочь добиться в период между войнами консенсуса в рядах европейской элиты, чтобы помешать России, но вместо этого они стали громоотводом — оправданием новой версии российской экспансионистской доктрины «предназначенности».

Все эти жуткие события — вторжение России в Грузию в 2008 году и на Украину в 2014 году, ее недавняя военная кампания в Сирии, а также усилия, предпринимаемые Россией для укрепления сферы влияния в центрально-евразийском Хартленде бывшего СССР (то есть, в Евразийском союзе) — были предсказаны в рамках геополитической теории. Маккиндер считал, что основным определяющим фактором мировой сверхдержавы является не экономика, а география, и Россия (просто в силу своего физического расположения) обретает центральную, основную глобальную роль. При президенте Владимире Путине немного странные и экстравагантные положения теории Маккиндера проникли в умы правящих элит стараниями, в основном, одного человека — Александра Дугина, представителя интеллектуальных и богемных кругов, придерживающегося правых взглядов, который вышел из эпохи перестройки 1980-х годов как один из главных националистов.

Во многом благодаря непонятным связям Дугина с представителями элиты геополитика сегодня является мейнстримом. Доводы Маккиндера оказались полезными для Дугина и других сторонников жесткой политики, которые утверждали, что конфликт с Западом является для России перманентным состоянием, хотя и не могли объяснить, почему. Причины холодной войны, казалось бы, испарились с окончанием идеологического противостояния в новую эпоху всеобщей толерантности, демократии, и «конца истории».

Возвеличиванию Маккиндера до уровня «великого духовного лица» атлантической власти способствовал Дугин, который в 1997 году опубликовал «Основы геополитики» — одну из самых интересных, впечатляющих и ужасающих книг, вышедших в России за весь постсоветский период, которая стала путеводной звездой для широкого круга российских сторонников жесткой политики. Книга появилась благодаря увлечению Дугина идеями «новых правых» и на основе лекций, которые он читал два раза в месяц в Академии Генерального штаба при поддержке генерала Игоря Родионова — самого ярого сторонника жесткой линии, бывшего в 1996-1997 годы министром обороны. К 1993 году, по словам Дугина, на основе конспектов его лекций было составлено учебное пособие, которое должны были использовать все курсанты Академии, и которое генералы часто редактировали, аннотировали и дополняли своими новыми наработками или материалами случайных лекций какого-нибудь идеолога правого толка прилетавшего из Парижа или Милана.


Так что Дугин сознательно поставил перед собой цель написать практическое руководство по захвату власти и политическому правлению в духе Никколо Макиавелли. По аналогии с трактатом «Государь» (который был, по сути, льстивым заявлением о приеме на работу, написанным в адрес флорентийского правителя Лоренцо Медичи после того, как Макиавелли был отстранен от службы и сослан на десять лет) Дугин написал свою книгу в виде оды номенклатуре национальной безопасности России, подав голос после полного забвения, в котором пребывал с 1993 года. До 1991 года он был одним из главных пропагандистов сторонников жесткой линии и писал разного рода статьи, представлявшие собой смесь конспирологических теорий и националистической демагогии, в газету «День», которую финансировало Министерство обороны. Но после провала путча, организованного силами КГБ и Советской армии в августе того же года, Дугин оказался во внутренней эмиграции практически без средств к существованию.

Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности»
Лидер Международного евразийского движения Александр Дугин

Вместе с единомышленником, интеллектуалом-националистом Эдуардом Лимоновым, он основал скандальное политическое движение — «Национал-большевистскую партию» (НБП), которую он назвал «политическим арт-проектом»; кроме того, он получил работу в Академии Генерального штаба в качестве приглашенного лектора (что было практически невозможно) благодаря связям со сторонниками жесткой политики и с Родионовым. Пользуясь своими связями с преподавателями военной академии и сидя в грязном подвале на Фрунзенской улице, где располагался штаб НБП, Дугин написал книгу, которая затем стала главным средством влияния на российских сторонников жесткого курса.

В умелых руках Дугина Маккиндер превратился из малопонятной и странной личности эдвардианской эпохи, которого так и не пригласили работать в Оксфорд, в своего рода кардинала Ришелье из Уайтхолла, советы которого, нашептываемые великим государственным мужам, способствовали усилению влияния стратегического мышления в Британии на протяжении полувека, а идеи которого по-прежнему являются стратегическим императивом для нового поколения высших государственных чиновников.

Помимо теории Маккиндера, Дугин представил и идеи несогласных с ним геополитиков — в основном, немецких — которые исходили из той же логики, что и Маккиндер, но выступили в защиту не глобальной морской сверхсилы, а континентальной сухопутной сверхсилы. Был среди них и Фридрих Ратцель (Friedrich Ratzel), немецкий географ конца XIX века, который ввел научный термин Lebensraum или «жизненное пространство», впоследствии использовавшийся в качестве императива Третьим Рейхом. Под влиянием работ геополитиков второго поколения эта теория на протяжении длительного времени ассоциировалась с нацизмом. Современник Маккиндера Карл Хаусхофер (Karl Haushofer), генерал немецкой армии и стратег-теоретик, был убежденным сторонником трехстороннего альянса между Берлином, Москвой и Токио.

Большинство политологов смотрят на представителей касты геополитиков слегка искоса. Они относятся к геополитикам во многом так же, как и большинство экономистов относятся к так называемым плутократам, «золотым жукам», которые продолжают верить в вечную ценность золота как средства обмена и полагаются на постоянные величины, которые, по их мнению, неизбежно вернутся. Точно так же и геополитики — представители экзотической субкультуры внутри экспертного сообщества — считают, что, несмотря на высокие принципы и прогресс, зло — стратегический конфликт из-за территорий — будет доминировать всегда. Иногда они оказываются правы.

Книга «Основы геополитики» уже издавалась четыре раза, и ее по-прежнему используют в качестве обязательного учебного пособия в Академии Генерального штаба и других военных вузах России. «В России за посткоммунистический период, пожалуй, не было издано ни одной другой книги, которая оказала подобное влияние на представителей российских элит в армейских, полицейских и государственных внешнеполитических структурах», — пишет историк Джон Данлоп (John Dunlop), специалист Института Гувера в области российского права.

Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности»
Борис Ельцин и Андрей Козырев

В 1996 году был отправлен в отставку Андрей Козырев, российский министр иностранных дел, бывший в ельцинской политике символом западного стиля. В том же году генерал Родионов, покровитель Дугина в Академии Генштаба, был назначен министром обороны, сменив на этом посту Павла Грачева, который в августе 1991 года во время попытки государственного переворота, будучи командующим воздушно-десантными войсками, перешел на сторону Ельцина. Также в 1996 году Дума проголосовала за отмену решения Беловежского соглашения, подписанного в 1991 году, в котором говорилось о прекращении существования Советского Союза, и одновременно признать имеющими обязательную юридическую силу результаты референдума 1991 года, в котором 70% российских участников голосования высказались за сохранение СССР. Разумеется, это было сделано чисто символически, но всего лишь через пять лет после распада СССР, большинство российской элиты (если кто-то считает подавляющее большинство голосов Думы достаточным показателем) — проголосовало за восстановление империи.

Книга «Основы геополитики» вышла в свет как раз в тот момент, когда положение российских элит было весьма шатким — хотя смертельный удар по российскому либерализму был окончательно нанесен лишь в августе 1998 года в результате обвала рубля. Что любопытно, продаже книги способствовало то, что ее всегда размещали в лучших книжных магазинах Москвы очень удачно — почти всегда рядом с кассовым аппаратом.

Главный аргумент, выдвинутый Дугиным в книге «Основы геополитики», был позаимствован прямо из работ Хаусхофера — нужно сорвать заговор, спланированный на основе идей «атлантизма» по инициативе США и НАТО и направленный на сдерживание России внутри географических колец, последовательно образованных при появлении новых независимых государств. План был прост — сначала восстановить Советский Союз, посоветовал Дугин, а затем использовать умную союзническую дипломатию, сосредоточенную на партнерских отношениях с Японией, Ираном и Германией с тем, чтобы вытеснить с континента США и их ставленников-атлантистов.


Ключ к созданию «Евразии», состоит в том, чтобы отказаться от узконациональной повестки дня, которая может оттолкнуть потенциальных союзников. Он процитировал теоретика «новых правых» Жана-Франсуа Тириара (Jean-François Thiriart), который сказал: «Главная ошибка Гитлера состояла том, что он пытался сделать Европу немецкой». Россия, говорилось дальше, будет создавать не Российскую империю, а евразийскую. «Новая евразийская империя будет основана на фундаментальном принципе наличия общего врага: отрицание атлантизма, стратегического контроля США и отказ от доминирования либеральных ценностей», — писал Дугин.

Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности»
Учения ВВС и войск ПВО России, Белоруссии и Казахстана

И, казалось, было совсем не важно, что приблизительно в 1997 году эта идея казалась совершенно безумной. ВВП России был меньше, чем у Нидерландов, и некогда грозная Советская армия была разгромлена на поле боя и вынуждена пойти на унизительный мир с группой чеченских взбунтовавшихся подонков. Это был тот период российской истории, когда часто проводились аналогии с Веймарской республикой, и книга Дугина стала свидетельством того, что в России были на подъеме те же темные силы, которые радикализовались в результате раскола Германии в период между войнами. Книга проповедовала идею того, что унижение страны стало результатом иностранных заговоров. На суперобложке был изображен похожий на свастику рунический символ, известный в оккультных кругах как «звезда хаоса», и сама книга изображала в выгодном свете нескольких фашистов и ультраправых. И если параллели с Третьим Рейхом были уже не достаточно многочисленными, она призвала к формированию геополитической «оси», в которую войдут Германия и Япония.

Книга Дугина основана на мнении о том, что реальная политика происходит за завесой интриг, в соответствии с правилами, которые элиты и режимы за своими бастионами привилегий усваивали веками, но не хотели публично демонстрировать. Внушить эту идею читающей и помешанной на конспирологии публике было легко, и в оформлении книги были все эзотерические атрибуты приобщения к тайной мудрости — рунические надписи, полные тайных смыслов карты с всевозможными стрелочками и штрихами, знакомство с неизвестными серыми кардиналами мировой дипломатии. Но в книге для подтверждения фантастических выводов было приведено достаточное количество реальных фактов, чтобы мгновенно заинтриговать читателя — точно так же, как на тех, кто проводит спиритические сеансы с «говорящей доской», самое сильное впечатление зачастую производит то, когда планшет попадает на что-то им известное.

Оказывается, причина того, что геополитика настолько трудна для понимания, состоит не в том, что те, кто ею занимается — это люди сумасшедшие, безнадежно заумные или осужденные на Нюрнбергском процессе, а, скорее, из-за того, что власть имущие ее тщательно маскируют. Или, как выразился Дугин, потому «что она (геополитика) слишком откровенно показывает основополагающие механизмы международной политики, которые различные режимы чаще всего предпочитают скрывать за туманной риторикой и абстрактными идеологическими схемами».

Эта работа оказалась более сдержанной, чем предыдущие книги Дугина — более аргументированной и лишенной ссылок на оккультные понятия, в ней не было нумерологии, традиционализма и другой своеобразной метафизики. На самом деле, вполне возможно, что ему во многом помогали высокопоставленные сотрудники Академии Генштаба, где он продолжал читать лекции. Дугин не пытался скрывать свои связи с военными: на первой странице он выражает признательность генералу Николаю Клокотову, своему коллеге по Академии Генерального штаба — как соавтору и главному вдохновителю (хотя Клокотов это отрицает). Но хорошо продуманное упоминание военных придало работе Дугина определенный вес и создало видимость официальной респектабельности, а также широко распространенное мнение, что он был номинальным лицом некоторых консерваторов в гипотетических заговорах российского «глубинного государства», описанным на страницах одной из его работ. И не исключено, что на самом деле так и было.

Неожиданные источники российской экспансионистской доктрины «предназначенности»
Военный парад в честь 71-й годовщины Победы в ВОВ

Дугин явно хотел пройтись по коридорам власти, и сделал все, чтобы разъяснить свои идеи тем, кто там находился. Только те, кто понимает императивы географии и власти, писал он, могут считаться пригодными для того, чтобы держать рычаги власти: «Геополитика это мировоззрение власти, наука о власти и для власти. Только по мере приближения человека к социальной верхушке геополитика начинает обнаруживать для него свое значение, свой смысл и свою пользу».

Само собой разумеется, СССР, по мнению Дугина, необходимо восстановить; Грузия должна быть разделена на части, а Украина аннексирована: «Украина как самостоятельное государство с какими-то территориальными амбициями представляет собой огромную опасность для всей Евразии». Хотя Азербайджан можно было бы отдать Ирану в обмен на «ось Москва—Тегеран». Финляндию можно было бы присоединить к Мурманской области, а Сербия, Румыния, Болгария и Греция могли бы войти в состав России в качестве православного «Третьего Рима» или юга России.

Другой вопрос, которому в книге уделяется немного внимания (несмотря на эрудицию Дугина и исчерпывающее представление материала) — почему именно России нужна империя. Русские мыслители — от Александра Герцена до Андрея Сахарова — были непреклонны в том, что империя является главной причиной вечной отсталости России. Мало кто скажет, что проблемы современной России и отсутствие у нее статуса и влияния, соизмеримых с ее амбициями на мировой арене, объясняются недостаточным размером ее территории — как-никак, географически она все еще является самой большой страной в мире, несмотря на потерю 14-ти территорий на постсоветском пространстве. Кроме того, наземная цивилизация в России была не просто стратегическим противником морских держав, а еще и несовместимой в культурном и цивилизационном плане и изначально более иерархической и авторитарной, чем более развитые в торговом отношении и демократические страны атлантического мира. Дугин утверждает, что империя остается единственным способом остановить шествие либерализма, который противоречит российской системе ценностей.

Судя по количеству проданных экземпляров, влияние «Основ геополитики» было огромным, но оно еще более существенно, если измерять по истинным писательским меркам — по масштабам плагиата. Идеи Дугина стали, как он выразился, «вирусом». Они были воспроизведены в нескольких десятках аналогичных учебных пособий и учебников, посвященных теориям Маккиндера, Хаусхофера и других. В российских книжных магазинах открылись отделы геополитики; в Думе был сформирован комитет по геополитике, в котором заседает множество депутатов, представляющих ультранационалистическую так называемую либерально-демократическую партию Владимира Жириновского. Борис Березовский — олигарх и влиятельный «серый кардинал» в политике — закончил свое выступление в телевизионном ток-шоу «Герой дня» в 1998 году словами: «Я просто хочу сказать еще одну вещь: геополитика — это судьба России».


Геополитика, по выражению Дугина, подобна «бесплатной компьютерной программе». Он написал программу — и все скопировали.

Статья написана на основе новой книги Чарльза Кловера «Черный ветер, белый снег: подъем нового русского национализма» (Black Wind, White Snow: The Rise of Russia’s New Nationalism).


Источник
+2

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    • dndrdxdzfxgdge
      gggpgqgthdhehl
      huhwmkmosninutab
      acaeafaiakaman
      apaqararmatavtaz
      bcbdbebgbhbibj
      bmbobtbubxcdcg
      chdbdcdfdgdjdl