Евгений Рублев: Brexit как локальная победа над Глобализмом » Диванные войска

Евгений Рублев: Brexit как локальная победа над Глобализмом

Евгений Рублев: Brexit как локальная победа над Глобализмом

«Правительства должны сотрудничать и признать, что суверенитет это иллюзия — абсолютная иллюзия, которую мы должны забыть. Время, когда мы скрывались за национальными границами, ушло далеко в прошлое. Мы должны работать вместе чтобы сделать мир лучше.» Питер Сазерленд

Что такое Глобализм? В целом это стремление к более открытому миру, в котором происходит свободное движение товаров, капиталов и трудовых ресурсов, что повышает эффективность ведения бизнеса, и уровень благосостояния. Экономические связи между странами препятствуют возникновению войн и конфликтов, да и границы существуют только на карте. Представители разных народов, религиозных конфессий и культур мирно сосуществуют и совместно трудятся на благо всего человечества. В этом мире нет места ненависти и вражде, в нем он, она или оно (в зависимости от гендерной самоидентификации) может быть кем угодно, выбросов парниковых газов не осуществляется, производство экологически чистое, а еда органическая.

Другими словами это Утопия. О ней мечтали с довольно давних времен, уходящих корнями во Французскую Революцию 1789 года. Однако эти идеи перестали быть уделом узкой группы интеллектуалов и стали достоянием широких масс только в 1960-х годах, когда в золотом миллиарде выросло первое поколение людей, не знавших войн, нужды и голода. Когда казалось, что всего много и хватит на всех, мир безопасен и так будет всегда. Когда вдруг стало ясно, что религия — предрассудок прошлого, удел дремучих дедов, а наука познала весь мир. В моду вошли блузки и миниюбки, началась сексуальная революция. В 1968 году после многочисленных протестов пацифистов правительство США свернуло военную операцию во Вьетнаме, и стало ясно, что власть уступит любым требованиям протестующей молодежи.

В 1969 году началось активное расширение Европейского Экономического Сообщества, в котором к тому моменту находились ФРГ, Италия, Нидерланды, Бельгия, Люксембург и Франция. В 1973 году к нему присоединились Великобритания, Дания и Ирландия, с последующим приемом в него Греции, Испании и Португалии. В 1993 году сообщество преобразовалось в Евросоюз.

Позднее в Евросоюз были приняты практически все остальные европейские страны, как правило в результате референдумов, которым предшествовали рекламные кампании слова «Да!» на фоне флага ЕС. Рядовые граждане начали наслаждаться свободой перемещения и трудоустройства, единой валютой, унификацией трудового и иммиграционного законодательства, и единообразной формой огурцов и бананов в супермаркетах.

Впрочем, радости всегда идут с ценой. Новое иммиграционное законодательство ударило в первую очередь по низкоквалифицированной рабочей силе в более развитых членах ЕС. Однако для бизнеса это означало более дешевые трудовые ресурсы, а также более высокую конкуренцию в среде квалифицированных специалистов. Для простых граждан более доступными стали няни и садовники, для муниципалитетов дворники и водители автобусов. Владельцы недвижимости обрадовались росту цен и арендных ставок — что начало создавать ощущение богатства льющегося с неба дождем. Разумеется для тех, у кого этой недвижимости нет, будущее начало рисоваться в менее радужных тонах.

Одновременно с этим начали расти очереди к докторам, труднее стало найти место в школе, да и дети в классе стали все больше и больше отличаться от местных жителей, и не столько этнически, сколько культурно. В городах стали появляться no-go зоны, в которые лишний раз не сунется даже полиция и пожарные. Через некоторое время стали поступать новости, что у иммигрантов рождается больше детей, чем у коренных жителей. В 2012 году в Лондоне обнаружилось менее 45% людей, которые идентифицируют себя как белые британцы. Кстати, часто упоминают, что только 40,1% лондонцев высказались за то, чтобы выйти из ЕС. Ну да, в городе, где где-то столько же людей считают себя британцами, и в котором находятся транснациональные элиты, не имеющие лояльности ни одной стране и культуре.

Человеческая психика имеет склонность считать правдой то, что было услышано много раз. Люди склонны больше доверять общественному мнению, чем собственному опыту. С эволюционной точки зрения, социальная реальность зачастую более важна для выживания, чем реальность объективная. Иногда это приводит к общественным сбоям и тогда надуваются ценовые пузыри, образуются причудливые культы и даже совершаются массовые самоубийства.

В пост-индустриальном обществе сложились интересы глобального бизнеса и приверженцев социалистического утопизма. Всему миру начали рассказывать, что мигранты они только в первом поколении мигранты, а их дети уже полностью прямо как коренные жители. Что население стареет, и единственный способ выплачивать пенсии это завезти молодых людей из стран третьего мира (которые, видимо, стареть не будут). При этом правда начали возникать трения, но на помощь пришел культурный релятивизм — все культуры равны, нет хуже и лучше.

Точнее хуже только европейская христианская колонизаторская культура, которая поработила весь мир. Ведь если есть два человека, и у одного один доллар, а у другого десять — то это потому, что у которого десять притеснял того, у которого один. И если одни страны богатые, а другие бедные, то не потому, что в богатых странах столетиями развивалась культура, наука, общественные отношения, законодательство и бизнес. Дело исключительно в расизме и возражения не приемлемы.

Если мальчика воспитывать как девочку, то он, то есть она, вырастет и будет чувствовать себя девочкой, и наоборот. Что биология человека является ограничением свободного разума, а культура и традиции являются тюрьмой свободного человека. Что традиционная семья воспитывает патерналистского человека, и пока существует этот институт, человечеству не удастся снять с себя оковы прошлого. Поэтому нужно продвигать половую распущенность, однополую любовь и транс-гендеризм. А также приветствовать одиноких женщин, которые воспитывают детей без влияния носителей «токсичной мужественности».

Все это шло в комплекте с возможностью путешествовать по Европе без виз и необходимости менять валюту, но не упоминалось в рекламной кампании слова «Да!» на фоне флага ЕС. И все это можно назвать компонентами культурного суицида европейской цивилизации. Замещающая миграция, низкая рождаемость, отказ от культурных традиций, упразднение моральных ценностей.

На британцев обрушилась вся мощь мэйнстримовых СМИ, активно продвигающих глобалистскую повестку в течение многих десятилетий. Ставшие привычными обвинения в расизме тех, кто против массовой иммиграции из стран третьего мира, запугивание экономическим крахом, и даже личный приезд лидера глобалистов Барака Обамы для агитации британцев. Многочисленные опросы показывали преимущество сторонников ЕС, поэтому утро 24 июня стало шоком для политической, финансовой и медийной элиты мира. Хотя первый звонок прозвенел 17 июня, когда Швейцария решила отозвать свое заявление о вступлении в ЕС.

Британцы высказались за сохранение своей культурной и национальной идентичности, за возможность самим определять экономическую и миграционную политику. Хотя, надо признать, что накопленные за последние 20 лет проблемы вряд ли удастся решить быстро. Уже сейчас британцы затрудняются назвать, какие культурные ценности определяют их идентичность. Количество людей, которые не считают себя британцами и настроены агрессивно против ассимиляции, исчисляется миллионами.

Неясно также, удастся ли Британии выйти из ЕС, или дело будет спущено на тормозах, будет проведен еще один референдум для получения «правильного» результата, возможно сыграют на противоречии с Шотландией и т. п. Нет сомнений, что будет активно разыгрываться экономическая карта, однако стоит не забывать, что сказал один из отцов-основателей Евросоюза Жан Монне: «Европейские нации необходимо вести к сверх-государству, но так, чтобы их народы не понимали происходящего. Этого можно достигнуть путем последовательных шагов, каждый из которых замаскирован экономическим обоснованием, что в конце концов необратимо приведет к образованию федерации.»

Очевидно, что глобализм не отступит так просто, тем более что ресурсы, находящиеся в руках международных корпораций и конгломератов, огромны, и они обладают обширным влиянием на политиков и масс-медиа. Однако и все больше становится европейцев и американцев, которые понимают, что политика, проводившаяся за последние 50 лет, не была в их интересах. Одним из самых сильных индикаторов тектонического сдвига общественного сознания стало появление фигуры Дональда Трампа, занимающего ярко выраженную анти-глобалистскую позицию, что в равной степени беспокоит истеблишмент как Демократической, так и Республиканской партии США, не говоря о международном бизнесе, который пытается монетизировать накопленные столетиями ценности и созданную поколениями инфраструктуру в растущие финансовые показатели от квартала к кварталу, не думая о долгосрочных последствиях.

В любом случае, идея глобализма обречена на поражение, так как в ее основе лежат ложные представления о человеческой природе, нескончаемости изобилия и безопасности. Идеология, представляющая людей как взаимозаменяемые трудовые ресурсы, подобно полезным ископаемым и капиталу, которые можно свободно передвигать в соответствии с экономической целесообразностью, является крайне анти-человечной, хотя и декларирует себя в высшей степени гуманной. Вопрос только в том, как произойдет коррекция — мягким эволюционным путем, или в результате коллапса Западной цивилизации и превращения Европы и США в страны третьего мира.

Brexit дает осторожную надежду на более оптимистичный сценарий.

Евгений Рублев


Источник
+2

Похожее

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    • dndrdxdzfxgdge
      gggpgqgthdhehl
      huhwmkmosninutab
      acaeafaiakaman
      apaqararmatavtaz
      bcbdbebgbhbibj
      bmbobtbubxcdcg
      chdbdcdfdgdjdl